СТАРИННЫЕ ЛЕЗГИНСКИЕ КОВРЫ

Автор: Шамсулла МАГОМЕДОВ

Кто и как торгует ими за границей?
В середине 90-х годов один авантюрного характера «московский дагестанец» расспрашивал у своих знакомых в Махачкале, где и у кого могут храниться старинные ковры ручной работы. Для чего они ему нужны, естественно, не говорил. После недолгих поисков он обнаружил в доме ахтынского семейства, давно переехавшего в столицу республики, ковер, будто бы относящийся к XVIII веку.

Lezgi, 1910s, 3,4*5,10 m, $1,200
Владелец этого ковра, зрелый мужчина, хотя очень и нуждался в деньгах, как и многие дагестанцы в то время, не спешил расставаться с ним. Советовался с людьми, знающими толк в этом деле, и все сомневался: правильно ли поступит, если продаст такую уникальную вещь. Может, просто боялся продешевить. В настоящее время неизвестно, где находится этот ковер. А тот мужчина, так и не найдя «место под солнцем» в Дагестане, переселился в какой-то город на Волге.
Зато известно другое. В Филадельфии (США) существует Галерея восточных ковров Woven Treasures, коллекционирующая антиквариат, в том числе и ковры кавказского и среднеазиатского происхождения. Среди других старинных предметов — рукописные книги, музыкальные инструменты, керамические изделия, маски, одежда, мебель.
Представлены здесь и лезгинские ковры конца XIX — начала XX вв. Их в Woven Treasures называют именно лезгинскими коврами, хотя конкретное место производства (село, район, страна) не указывается, как не сообщается когда, где и у кого приобретен тот или иной ковер.
Каждый из них оценен суммой в размере от 1200 до 7500 американских долларов. Самый маленький ковер, сотканный неизвестной мастерицей в 1910 году, имеет размеры 3х4,4 метра и стоит 1500 долларов. Самый большой, размерами 7,3×4 метра, произведен в 1890 году и оценен в 7500 долларов.
Кроме того, есть там ковры, охарактеризованные по месту происхождения, например, Куба, Кавказ, орнаменты которых почти идентичны описанным выше.
Если несколько лезгинских ковров выставлены в филадельфийской Галерее, то, надо думать, что в частных коллекциях за границей они также имеются. Бесспорно, хорошо, что о нашем ковроткаческом мастерстве знают в мире, но все, относящееся к культурному наследию народа, наверное, не должно отдаваться в закрытые от общества собрания, а сохранены здесь, на родине. Чтобы не быть Иванами, не помнящими родства


Сегодня в Дагестане все говорят о табасаранских коврах. А ведь еще недавно о табасаранских коврах мало кто знал. Вот старый фильм о Дагестане http://www.youtube.com/watch?v=tP7wHWjVGok
в котором говорится о Кубачи, Унцукуле, Цовкре и Микрахе. Табасараном там даже не пахнет. Активно проталкивать табасаранские ковры стала покойная жена Расула Гамзатова, которая, будучи директором музея изобразительных искусств, все ковры в музее в 80-х годах переименовала в табасаранские, т.е. в один прекрасный день люди пришли в музей, а там висят те же ковры, только вывески раньше гласили, что это лезгинские ковры, а теперь эти же ковры стали табасаранскими. И пошло-поехало везде толкать этот хабар, что типа только таб-цы в Дагестане ткут ковры… Лезгины ткали ковры и качественнее, и в гораздо большем количестве от Куга и до Кусаров, но кому-то очень хотелось лишить лезгин и этого. И ведь получилось. Пора нам знать нашу историю!

Назим Гамзатов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *